ACACIA29 ru
» » Ольга куликовская-романова фото

Ольга куликовская-романова фото

Категория : Медиа

Но это уже такие Романовы, которые не говорят по-русски. Набожными людьми назвать их нельзя. И страдать за Россию или за благо России вряд ли сумеют. Там где меньше всего ожидаешь, вдруг появляется какой-нибудь Романов. В Нью-Йорке тоже есть Романовы и в Испании. А еще есть масса самозванцев по другим странам. И Анастасии, и Николаи тоже среди них появляются. Ну, больные люди всегда есть. Когда-то Романовы правили Российской империей — Вы поддерживаете связь с другими монаршими семьями?

Но я как-то с племянниками не особенно дружу. Связь была очень поверхностная. Когда Тихон Николаевич заболел, Елизавета прислала письмо: А через два дня я получаю от принца Филиппа супруга Елизаветы, — Ред.



фото ольга куликовская-романова


Они между собой даже не договорились, кто кому пишет, и кто как делает. Затем, когда Тихон скончался, они прислали письмо с соболезнованиями. И даже в день похорон я получила от нее телеграмму. Но я их недолюбливаю. Вы можете крышу поставить, когда нет фундамента? Единственное, что я могу сказать: Я не уверена, что сейчас народ готов. По лицу ее пробежала тень. Папа был для меня всем, но с возрастом я поняла, что он делал ошибки, и одна из них была непоправимой.

И снова Ольга Александровна вернулась к тем горестным дням в Ливадии. Она представляла мысленно, как она стояла на веранде, и ее брат Николай подошел к младшей сестре, обнял ее за плечи и зарыдал. Он был в отчаянии. Он то и дело повторял, что не знает, что будет с нами, что он совершенно не подготовлен управлять Империей. Даже будучи подростком, я инстинктивно понимала, что одной чувствительности и доброты недостаточно, чтобы быть монархом. И в этой неподготовленности Ники был совершенно неповинен.

Он был наделен умом, искренне религиозен и мужествен, но был совершенным новичком в делах управления. Ники получил военное образование. Его следовало подготовить к карьере государственного деятеля, но никто этого не сделал. Он даже не разрешал Ники присутствовать на заседаниях Государственного Совета вплоть до года.

Почему, не могу вам объяснить. Но промах был допущен. Я знаю, Папа не любил, чтобы государственные дела как-то мешали нашим семейным отношениям, но ведь, в конце концов, Ники был его наследником.

И какой страшной ценой пришлось платить за этот пробел! Конечно, мой отец, который всегда отличался богатырским здоровьем, не мог даже представить себе, что конец его наступит так рано… И все же ошибка была совершена. Похороны Александра III состоялись 19 ноября. На них присутствовали короли и королевы почти всех стран Европы. Гренадеры начали опускать гроб. Я ничего не видела и словно онемела.

Нужно сказать, что для двенадцатилетней девочки я была слишком впечатлительной, но меня, ко всему, угнетало чувство безысходности. По признанию Великой княгини их с матерью разделяла пропасть.

Императрица Мария Федоровна великолепно выполняла свои обязанности Царицы, но она всегда оставалась ею, даже входя в детскую. Ольга и Михаил боялись мать. Всем своим поведением она давала понять, что их крохотный мирок с их мелкими проблемами не очень-то интересует ее.

Маленькой Ольге никогда не приходило в голову искать у родительницы утешения и совета. Приходя к ней, я всегда чувствовала себя не в своей тарелке. Я изо всех сил старалась вести себя, как следует. Никак не могла заставить себя говорить с Мама естественно. Она страшно боялась, что кто-то может перейти границы этикета и благопристойности. Лишь гораздо позднее я поняла, что Мама ревнует меня к Нана… Однако общие интересы с матерью все же были. Императрица Мария Федоровна обожала живопись, хотя ни в Дании, ни в России не получила настоящего художественного образования.

В одной из галерей впоследствии висела ее картина — портрет кучера в натуральную величину. Ее младшая дочь проявила талант художницы в столь раннем возрасте, что Император решил пригласить к ней настоящего учителя живописи. Я лучше усваивала услышанное, если рисовала колосок или какие-нибудь полевые цветы. Ольга Александровна на уроках живописи Другой привязанностью, объединявшей Императрицу и юную Великую княжну, была любовь к животным, в особенности, лошадям.



фото ольга куликовская-романова


Лошадей мы просто обожали: В седле мы чувствовали себя, как рыбы в воде. Мама тоже обожала лошадей, но Папа их терпеть не мог, — призналась Великая княгиня. Великолепно ездила верхом, и правила лошадьми. По признанию княгини, все дети императрицы сели на лошадь раньше, чем научились ходить.

Императрица Мария Федоровна во время поездки в охотничьи угодья, г. На дворцовых балах Императрица была в центре внимания, в то время как Государь стоял в сторонке с хмурым и явно несчастным видом. В тех случаях, когда балы, по его мнению, слишком затягивались, Император принимался выгонять музыкантов одного за другим из бального зала.

Иногда на подиуме оставался один барабанщик, боявшийся и покинуть свое место, и перестать играть. Если гости продолжали танцевать, Император вдобавок выключал еще и свет, и Государыня, вынужденная склониться перед неизбежным, изящно прощалась с гостями, мило улыбаясь: Они превосходно дополняли друг друга. Жизнь двора должна была отличаться блеском и великолепием, и Мама играла здесь свою роль без единой фальшивой ноты. Она умела быть чрезвычайно тактичной, общаясь со своей родней, а это была задача из непростых.



куликовская-романова фото ольга


В роли Императрицы она была великолепна. Она обладала притягательностью, а ее жажда деятельности была невероятной. От ее внимания не ускользала ни одна из сторон образовательного дела в Российской Империи.

Она немилосердно эксплуатировала своих секретарей, но не щадила и себя. Даже скучая на заседании какого-нибудь комитета, она не выглядела скучающей. Всех покоряла ее манера общения и тактичность. Совершенно откровенно Мама наслаждалась своим положением первой дамы в Империи. И потом, я старалась не забывать, как горячо любил ее Папа. Прежде ее занимали женское образование, больничное дело, и светские мероприятия, теперь же круг ее интересов охватывал политику и вопросы дипломатии.

Неопытность ее старшего сына как бы оправдывала этот ее интерес. Надо отдать ей должное, она действовала умело. Давала советы, изучала международную обстановку, черпая много полезных сведений из бесед с послами и Императорскими министрами. Ко всему, она стала безжалостной.


Родственница последнего русского императора: Николай II дал бы фору современным политикам

Мне довелось оказаться в ее апартаментах, когда она принимала у себя некоего князя, занимавшего тогда пост директора всех учебных заведений для девочек в Империи. Это был суетливый, желчный господин, который разводил неразбериху и во всем обвинял своих подчиненных. Его никто не переваривал. В тот день Мама вызвала его к себе в Аничков дворец, чтобы сообщить ему о его отставке. Никаких объяснений она ему не дала.

Лишь сказала ему ледяным голосом: Бедняга так растерялся, что, заикаясь, пролепетал: Я последовала за ней, не смея взглянуть на бедного князя. В этом случае я получала извещение, что Мама ожидает, что я составлю ей компанию. Выбора у меня не было. Как и Папа, я была безразлична к театру, но Мама любила появляться в театре, поскольку внимание всех зрителей было обращено на нее. Обе женщины разительно отличались своим характером, привычками и взглядами на жизнь.

После того, как острота потери притупилась смерть Александра III , Мама снова окунулась в светскую жизнь, став при этом еще более самоуверенной, чем когда-либо. Она любила веселиться; обожала красивые наряды, драгоценности, блеск огней, которые окружали ее. Одним словом, она была создана для жизни двора. Все то, что раздражало и утомляло Папа, для нее было смыслом жизни.

Поскольку Папа не было больше с нами, Мама чувствовала себя полноправной хозяйкой. Она имела огромное влияние на Ники и принялась давать ему советы в делах управления государством. А между тем прежде они нисколько ее не интересовали. Теперь же она считала своим долгом делать это. Воля ее была законом для всех обитателей Аничкова дворца. А бедняжка Алики была застенчива, скромна, порой грустна и на людях ей было не по себе.

Дамы ее двора с самого начала приняли Алики в штыки. Было столько болтовни, особенно, по поводу ревнивого отношения Алики к первенству Мама.

Мне-то хорошо известно, что Алики не испытывала никакой зависти к Мама, наоборот, ее вполне устраивало, что главенствующее положение оставалось не за нею.

В то время главенствующее положение было за Вдовствующей императрицей, нежели за Царствующей Императрицей. Во время официальных приемов Мама выступала первой, опираясь о руку Ники. Алики следовала за ними, в сопровождении старшего из Великих князей… Разве могла Алики быть счастливою? Но я никогда не слышала от нее и слова жалобы. Тот же закон устанавливал, что Вдовствующая Императрица вправе надевать фамильные драгоценности, а также драгоценности, принадлежащие короне.


Куликовская-Романова, Ольга Николаевна

Насколько мне известно, Алики была довольно равнодушна к драгоценным украшениям, за исключением жемчуга, которого у нее было множество, но придворные сплетницы утверждали, будто она возмущена тем, что не имеет возможности носить все рубины, розовые бриллианты, изумруды и сапфиры, которые хранились в шкатулке Мама.

Трения возникали и по другим вопросам. Мама настаивала на том, что именно она должна подбирать фрейлин и статсдам для своей невестки. Щекотливым был и вопрос, касающийся нарядов. Мама нравились броские, с отделкой платья, причем, определенных цветов.

Она никогда не учитывала вкусы самой Алики. Зачастую Мама заказывала платья, но Алики их не носила. Она прекрасно понимала, что ей идут платья строгого покроя. Кстати, мой собственный гардероб зачастую приводил меня в ярость, хотя я, по существу, была равнодушна к своей одежде. Но, разумеется, я не имела права выбора, о чем бы ни шла речь. До чего я ненавидела всякую отделку! Больше всего мне нравилось льняное платье, которое я надевала, когда рисовала!

О невесте брата Николая Из всех нас, Романовых, Алики наиболее часто была объектом клеветы. С навешенными на нее ярлыками она так и вошла в историю. Я уже не в состоянии читать всю ложь и все гнусные измышления, которые написаны про нее. Даже в нашей семье никто не попытался понять ее. Исключение составляли мы с моей сестрой Ксенией и тетя Ольга. Помню, когда я была еще подростком, на каждом шагу происходили вещи, возмущавшие меня до глубины души. Что бы Алики ни делала, все, по мнению двора Мама, было не так, как должно быть.

Однажды у нее была ужасная головная боль; придя на обед, она была бледна. И тут я услышала, как сплетницы стали утверждать, будто она не в духе из-за того, что Мама разговаривала с Ники по поводу назначения каких-то министров. Даже в самый первый год ее пребывания в Аничковом дворце — стоило Алики улыбнуться, как злюки заявляли, будто она насмешничает. Если у нее был серьезный вид, говорили, что она сердита.

А между тем, она была удивительно заботлива к Ники, особенно в те дни, когда на него обрушилось такое бремя. Несомненно, ее мужество спасло его. Без всякого сомнения, Алики оставалась единственным солнечным лучом во все сгущавшемся мраке его жизни. Я довольно часто приходила к ним на чай.

Помню, как появлялся Ники — усталый, иногда раздраженный, после бесчисленных приемов и аудиенций. Алики никогда не произносила ни одного лишнего слова и никогда не допускала ни одной оплошности.

Мне нравилось наблюдать ее спокойные движения. Она никогда не возмущалась моим присутствием. Как бережно он надел корону на ее голову, как нежно поцеловал свою юную Царицу и помог ей подняться. Затем все мы стали подходить к ним… Я сделала реверанс, подняла голову и увидела голубые глаза Ники, которые с такой любовью смотрели на меня, что у меня от радости зашлось сердце.

До сих пор помню, с каким пылом я клялась быть верной своей Родине и Государю. Одни говорили одно, другие — другое. Полагают, что кто-то пустил слух, будто подарков всем не достанется. Как бы то ни было, люди, ближе остальных стоявшие к оцеплению, двинулись к помостам.

Казаки попытались остановить их, но что может сделать горстка людей перед напором полумиллионной толпы? В то время существовала добрая традиция — в дни коронации императора раздавать памятные сувениры и подарки крестьянам.

Приехав тысячами, крестьяне отправились на это поле, чтобы получить сувенир — эмалированную кружку, наполненную конфетами, и бесплатный завтрак, как гости Императора, чтобы остальную часть дня провести на Ходынском поле в танцах и пении. В центре поля находились деревянные помосты, на которых были сложены горы ярких кружек с гербами.

За порядком наблюдали сотня казаков и несколько десятков полицейских. В считанные минуты первое робкое движение превратилось в стремительный бег массы обезумевших людей.

Задние ряды напирали на передних с такой силой, что те падали, и их затаптывали насмерть. Точное количество жертв катастрофы неизвестно, но оно насчитывало тысячи. Московские власти действовали неумело, как, впрочем, и чиновники двора. Сверху они были покрыты кусками брезента, и можно было видеть много покачивающихся рук. Сначала я было подумала, что люди машут нам руками. Вдруг сердце у меня остановилось.

Однако я продолжала смотреть на повозки. Они везли мертвецов — изуродованных до неузнаваемости. Катастрофа привела москвичей в уныние. Она имела много последствий. Враги Царской власти использовали ее в целях пропаганды. Во всем винили полицию. Винили также администрацию больниц и городскую управу. Многие разногласия, существовавшие среди членов Императорской фамилии, стали достоянием гласности.

Молодые Великие князья, в частности, Сандро, муж моей сестры Ксении, возложили вину за случившуюся трагедию на дядю Сержа, военного губернатора Москвы. Мне казалось, что мои кузены были к нему несправедливы. Более того, дядя Серж сам был в таком отчаянии и готов был тотчас же подать в отставку. Однако Ники не принял его отставки. Своими попытками свалить вину на одного лишь человека, да еще своего же сородича, мои кузены, по существу, поставили под удар все семейство, причем именно тогда, когда необходимо было единство.

После того, как Ники отказался отправить в отставку дядю Сержа, они набросились на него. Русские социалисты, укрывшиеся в то время в Швейцарии, обвинили Императора в равнодушии к страданиям своих подданных, поскольку вечером того же дня Государь и Императрица отправились на бал, который давал французский посол маркиз де Монтебелло. Сделано это было лишь под мощным нажимом со стороны его советников.



Ольга куликовская-романова фото видео




Дело в том, что французское правительство истратило огромные средства на прием, и приложило много трудов. Из Версаля и Фонтенебло привезли для украшения бала бесценные гобелены и серебряную посуду.

С юга Франции доставили сто тысяч роз. Министры Ники настаивали на том, чтобы Императорская чета отправилась на прием, чтобы выразить свои дружественные чувства по отношению к Франции. Я знаю, что Ники и Алики весь день посещали раненых в больницах. Так же поступили Мама, тетя Элла, жена дяди Сержа, а также несколько других дам.

Много ли людей знает или желает знать, что Ники потратил многие тысячи рублей в качестве пособий семьям убитых и пострадавших в Ходынской катастрофе? Позднее я узнала от него, что сделать это было в то время нелегко: Сделал он это так ненавязчиво, незаметно, что никто из нас — за исключением, разумеется, Алики — не знал об этом. Императрица Мария Федоровна и великий князь Георгий Александрович. Абастуман, Кавказ Со слов княгини Ольги, роль императора подходила больше всего Георгию — младшему брату Николая.



фото ольга куликовская-романова


Он обладал всеми необходимыми качествами, способностями и умением быть настоящим, сильным царем, но перед смертью Александр III подозвал к себе старшего сына, Николая. Георгий в это время находился на лечении, на Кавказе.



фото ольга куликовская-романова


Он был смертельно болен туберкулезом. Он переживет отца всего на шесть лет. Жорж не должен был умереть. От растерянность Княжна успела только невнятно поблагодарить за предложение, как в дверях уже появились Императрица Мария и мать жениха княгиня Евгения, радостно объявившие о помолвке. Даже брат Ольги Император Николай II очень удивился такой новости, настолько этот союз казался поспешным и нелепым. Принц был на 14 лет старше невесты и ничем особенно не выделялся. А сама Ольга Александровна вспоминала: Великая Княжна Ольга За долгие 15 лет супруги так и не стали близкими людьми, детей не было, и Княгиня увлеченно занялась благотворительностью — стала попечительницей нескольких Институтов благородных девиц, Общин сестер милосердия, Общества защиты детей от жестокого обращения, Обществ помощи бедным и инвалидам, школ для крестьянских детей… И даже в благотворительности она сумела применить свой художественный талант — основала Общество помощи нуждающимся художникам , назвав его в честь своего покойного учителя рисования Контанитина Крыжицкого.

В ее особняке в Петербурге проводил свои выставки Союз русских художников. Сама Ольга Александровна рисовала небольшие акварели, которые печатались и продавались, а деньги шли на благотворительные нужды.


Поскольку вы здесь…

Каждое лето Княгиня уезжала в свое любимое имение Ольгино под Воронежем. Белый дом с колоннами стоял на холме, с которого открывался вид на реку, уходящие за горизонт бесконечные поля южной России и блестевшие на солнце купола далекого монастыря Тихона Задонского. Однажды на закате, восхищенно смотря на эти просторы и слушая звенящую тишину, Княгиня мысленно пообещала, что если когда-нибудь Бог пошлет ей счастье стать матерью, сына она назовет Тихоном… А пока, бездетная и одинокая в браке, Ольга Александровна с удовольствием нянчила крестьянских детей, запросто разговаривала с их родителями и чувствовала себя рядом с ними своей.

Священник Георгий Шавельский, лично знавший Царскую семью, вспоминал: Княгиня очень любила племянниц, дочерей Николая II, особенно младшую Анастасию, свою крестницу, старалась их побаловать, вывозила на вечеринки и балы. Через брата она познакомилась с Распутиным, но не признавала его, хотя и не показывала в открытую своей неприязни. А весной года в жизни Ольги Александровны произошло на первый взгляд ничем не примечательное событие, которое впоследствии изменило ее жизнь. Он оказался другом брата Ольги, Великого Князя Михаила, который их с радостью познакомил.

Почти сразу между молодыми людьми возникла симпатия и довольно быстро из дружбы переросла в любовь. Разумеется, Ольга Александровна не изменяла законному мужу, и Николай, офицер элитного полка а в те времена честь мундира еще кое-что значила не хотел компрометировать любимую. Выходов из положения для них было только два — или расстаться, или повенчаться. Княгиня честно рассказала обо всем мужу и просила дать ей развод, но получила его только спустя 13 лет… 13 лет ожидания, редких встреч, переписки, надежд, которые порой казались несбыточными.

На развод и повторный брак требовалось разрешение Священного Синода и лично Царя. Да еще масла в огонь подлил брат Михаил, тайно женившийся на дважды разведенной женщине. А что обо всем этом могла бы сказать мать, Императрица Мария Федоровна, Ольга боялась себе даже представить… С началом Первой мировой войны Николай Куликовский отправился на фронт, а спустя месяц туда уехала со своим подшефным Ахтырским полком и Ольга Александровна.

На вокзале поезд провожали с цветами, крестили, никто не предполагал, что отъезд продлится долго. Всю войну Княгиня проработала сестрой милосердия в армейском госпитале, который переезжал вслед за линией фронта в Киев, Львов, Ровно. Она почти не обращала внимания на бытовые неудобства, вагоны с клопами и вшами, тесные комнатки, в которых приходилось жить, тяжелый труд… Сестра милосердия Ольга Романова Все это было неважно в сравнении с каждодневными смертями любимых подопечных солдат.

В каждом письме домой она описывает раненых как близких друзей, их внешность, характеры, разговоры. За несколько лет на фронте Ольга не очерствела душой: Зато эта боль за других и постоянная занятость заглушали страх и мысли о Николае:


Ссылки

Дата : 2014
Операционки: Windows Vista, 8, 10,
Язык интерфейса: Ru En
Размер файла: 4.57 Mb




Блок комментариев

Ваше имя:


Почта:




  • © 2012-2017
    acacia29.ru
    Напишите нам | RSS фид | Карта