ACACIA29 ru
» » Груба для дачи своими руками

Груба для дачи своими руками

Категория : Медиа

То есть вообще ничего. Через секунду после прокола палец прошел. Утром врач приехал в гостиницу и сделал мне перевязку. А потом приехал опять и привез антивоспалительное лекарство.

Работал в Афганистане, Иране, Ираке, по всем горячим точкам. И вдруг он продолжил: Меня тут неделю уже не должно было быть. Вместо меня приедет пожилая женщина-врач из подмосковного санатория.

А я поеду в другой город, мне здесь не нравится. Но в связи с визитом российской делегации меня попросили отложить отъезд. А я, оказывается, не их тут ждал. Мы ехали в гости к нашим друзьям в село Савватьму Сасовского района. Мы — это мама, два сына 7 и 9 лет, трёхлетняя дочь и кошка. Билетов на плацкартные места в поездах не было, решено было поехать на двух электричках: В Рязани мы очень долго просидели на вокзале из-за отменённой электрички и добрались до Сасово поздно вечером к последнему автобусу.

Когда я спросила у кассира, идет ли автобус до нужного нам села, то услышала в ответ: Отмахнувшись от назойливых таксистов, я спокойно купила билеты и села с детьми в автобус. Нас высадили на повороте и показали, куда в каком направлении идти. До Савватьмы оставалось каких-то Это было кульминацией жаркого, душного дня. Наша кошка лежала на траве, возле сумки-переноски, тяжело дышала и никуда не собиралась убегать.

Вот теперь я пожалела о своём скупидомстве и была бы рада любому такси. Но… воскресный вечер, шансы поймать машину почти равны нулю — только если случится чудо. Вокруг поля, солнце уже садится, в траве ухали совы, — мы никогда не видели столько сов, — пели птицы. Я обречённо взяла багаж, и мы с детьми потихоньку побрели вдоль дороги. Никакой истерики не было. Мимо нас проехали две или три машины, я останавливала их, но они направлялись в другую сторону.

Не помню, но, по-моему, я даже не стала его останавливать. Вдруг он даёт задний ход и подъезжает к нам. Водитель предложил нас подвести. До сих пор не знаю, какой мотив заставил его остановиться, взять наш багаж, привязать его на багажник, усадить нас к себе в машину… К слову сказать, там уже сидела пассажирка, женщина килограммов В конце пути он еще и отказывался брать с нас деньги.

Ну, разве это не чудо? Вот такое — обыкновенное — чудо. Хочу рассказать и свою историю. С глубоким уважением отношусь к Николаю Чудотворцу, считаю его своим покровителем, у нас в семье уже много поколений почитают его. В прошлом году, будучи в Осокорках, на праздник Благовещения получил от святителя Николая подарок.

Проходя мимо реки Днепр, в глаза прям ударил золотой свет. Подойдя к Днепру, увидел у воды икону святителя Николая, греческую, но в плохом состоянии и мокрую. Забрал ее, подсушил и после нескольких месяцев поисков реставратора отдал на реставрацию у нас в Киеве. На праздник Успения Пресвятой Богородицы икона пришла ко мне из реставрации, находится у меня дома, это уже семейное достояние и, наверное, уже и реликвия. Однажды он оказался в ситуации бездомного и без копейки денег в кармане Довольно долго он ничего не ел.

Может быть, и несколько дней, — не помню, — но идти ему было некуда Он проходил мимо храма святителя Николая в Пыжах этот храм находится на улице Большая Ордынка недалеко от м. Третьяковская и зашел во дворик.


Кладка печи-малютки своими руками

Там он встал на колени и начал молиться святителю Николаю о своих скорбях и о том, что ему очень надо поесть Помолился и вышел обратно. Но так как идти-то ему было некуда, то через некоторое время, походив по округе, он вернулся во двор храма, решив там дождаться утра А на лавочке, возле которой он молился, лежала обычная такая буханка белого хлеба, — кажется, нарезной батон Дивен Бог во святых своих.

В своей жизни мне довелось воочию испытать чудотворную помощь Николая Чудотворца. О себе могу сказать, что в тот период своей жизни я ходила в храм на Пасху освятить куличики и яйца, толком ничего не знала, не понимала и, самое страшное, даже и не пыталась. Была я девушкой, в основах веры православной, мягко говоря, не сведущей. Работала я на тот момент времени в коммерческом банке. Человек, работавший с людьми, знает, насколько это может быть хлопотно.

Необходимо умение входить в положение каждого, ибо клиент всегда прав. Плюс текущие проблемы, имевшие, как правило, лавинный характер. Для того, чтобы всем угодить, все успеть, сделать качественно и в срок, необходимо умение жесткого планирования. И вот однажды настал вечер, когда я поняла, что завтра мне никак не одолеть все накопившиеся вопросы и проблемы.

Шла я домой, полная отчаяния и тревоги. По пути домой накрутила себя, была на грани нервного срыва. Думала… Размышляла, что делать, как быть: Но ни сбежать, ни спрятаться было невозможно! Придя домой, я бросилась к шкафу, в котором среди одежды лежала икона Николая Чудотворца, подаренная моему мужу его мамой.

Взяла я образ Николая Чудотворца в руки и начала слезно просить, — не помню, что конкретно я говорила, отмечу только, что все сказанное мной было искренне, от сердца. Сколько прошло времени, не знаю, я успокоилась и заснула. А на следующий день… Более спокойного и уравновешенного рабочего процесса не было в моей практике. Все шло ровно, гладко.

Проблемы и неразрешимые задачи ушли с повестки дня. Это было воистину чудом. Никогда он не отказывает в помощи по молитвам к нему! Нам сообщили, что наш знакомый собирается покончить с собой. Мы находились в соседнем городе, в 40 км, и мой муж срочно к нему выехал. Я бросилась к иконе святителя Николая и стала просить, чтоб он помог, сохранил бедного человека Оказалось, муж успел, когда уже несколько попыток прошли безуспешно: У нас в деревне начался ураган.

Ветром сорвало палатку, которая была разбита во дворе, и отнесло в поле. Папа с другом побежали за ней. В это время ветер усилился. Я посмотрела в окно: Я очень испугалась, представила, как сейчас в поле их захватит ураган, и они погибнут. У нас в красном углу висит еще от прабабушки оставшаяся икона св. Я со страхом стала молиться пред ней Папа с другом вернулись, принесли палатку, которую унесло очень далеко.

А тот ураган разрушил по деревням несколько домов, повалил деревья. Огромный тополь по соседству с нашим домом наполовину лишился кроны, как ножом срезало. Я лежала на сохранении в роддоме. Со мной лежала девушка, Маша, уже довольно большой срок, около 7 месяцев.



для своими груба руками дачи


Обследование показало, что ребенок уже несколько недель не развивается, её направили в областной центр искусственно вызывать роды. Все точно, без сомнений, размер костей и другие факторы указывают на патологию. Она в шоке и в большом горе У меня была иконка святителя Николая, освященная у большого образа из Крупицкого Николаевского Батуринского монастыря.

Этот образ просто удивительный, святитель Николай там такой добрый, такой простой и родной, как живой. Я дала её девочке и сказала молиться святителю, что он поможет, несомненно. Сколько ей пришлось пережить там, одной в чужом городе, дожидаясь повторных обследований, зная, что предстоит, понимая, что может потерять ребенка совсем Ребенок, девочка, родилась здоровой и в срок.

Может, кто-то скептически отнесется к этим событиям, спишет на случайность, но я уверена, что без помощи и заступничества святителя Николая все закончилось бы совсем не так. Недаром в каждой избе нашей православной Руси в обязательном порядке было три иконы: Господа, Божией Матери и святителя Николая. Очень любил русский народ этого дорогого святого, и любовь эта была вызвана реальными чудесами, совершаемыми им. Слава Богу за всё! Святителю Николае, благодарю тебя за помощь нам!

Пару лет назад у дочки пропал телефон: Я так тебя огорчила! А я обрадовалась, потому что дочка плакала не о пропавшем телефоне, а о том, что меня расстроила. Это был день святителя Николая — 22 мая. Вечером в храме читали акафист, и я перед службой приложилась к иконе святого и просила о помощи: А я в радости: Позже вернулась дочка, и я отдала ей пропажу! Три года назад мы совершали путешествие по Европе на автомобиле: Переезжали из страны в страну: И вот подъезжаем мы к итальянскому городу Вероне, где и планировался ночлег — номер в гостинице был забронирован заблаговременно.

Время было уже позднее, где-то часов 11 вечера. Въехали в город и видимо куда-то не туда свернули. Темно — хоть глаз выколи и ни души. Спросить не у кого, указателей не видно, по карте сориентироваться не можем. Сама тихонько, про себя взмолилась святителю Николаю: А он, кроме мизерных знаний французского, никаких языков больше и не знает, и вероятность того, что он вообще что-то поймет, минимальна, тем более, что итальянцы, как правило, кроме родного других языков тоже не знают.

Прошло буквально три минуты: И он сказал, что наша гостиница здесь за углом! Вот так вот, услышал молитвы нас, грешных, святитель Николай. И так всю дорогу он нам помогал, вел, как по компасу, и никаких накладок в нашем долгом путешествии не было. Перед путешествием обязательно нужно помолиться святителю Николаю и заказать молебен.

Жду, растянувшись на траве. На фоне бледной зорьки проступают пики острых елей. Здесь леса сделались как бы гуще, сдвинулись плотнее.

Лишь неугомонные кулички, радуясь тихому летнему вечеру, завели свои игривые, убыстряющиеся в полете песни. Люблю я их, длинноногих, голосистых. Они приносят с собой охотничью весну. Они своим пением подгоняют ручьи, до самых дальних гор провожают вечернюю зорьку и делают побудку среди речной пернатой армии по утрам.

Вокруг него виднеются бледные пятна цветов. Эти желтые цветы на Урале и в Подмосковье называют купавками, а в Сибири -- жарками, потому что в Сибири они огненно-яркого цвета и светятся в траве, что жаркие угли. Далекое и вечно близкое детство, ночи у костра и пахнущие летом цветы жарки, и песни куликов, и звон кузнечиков, и такие же, как сейчас, мечты о томительно далеком!

Ах ты, душа рыбацкая, неугомонная и вечно молодаяСколько запахов впитала ты в себя, сколько радостей пережила ты, сколько прекрасного, недоступного другим, влилось в тебя вместе с этими ночами, вместе с теми вон далекими, дружески подмигивающими тебе звездами!

Ах ты, но-о-очень-ка, Но-о-очка те-о-омная Я забыл о своем напарнике, о рыбе, которую пора спускать в котелок, обо всем на свете. Унимаются кулички, замирает все вокруг, только темная ночка слушает, как я славлю ее. Шуршит трава, появляется мой товарищ, заглядывает в котелок и молча берет весло, на котором лежит разрезанная на куски щука. Спустив рыбу в котелок, он садится на траву и подтягивает мне: Только есть у меня Добрый молодец Вдали слышен рокот мотора.

Браво насвистывая, идет моторист, который подбросил нас сюда по пути на лесоучасток. Идет он уверенно, как человек, здесь все знающий, каждую тропинку и кустик. Он сразу же возникает в свете костра, чумазый, веселый, бодрый. Вот такие они и бывают чаще всего, рыбаки -- компанейские, бескорыстные ребята.


Современные чудеса святителя Николая

Без стеснения подсаживается он к нашему костру, чокается с нами эмалированной кружкой и громко провозглашает: В душе мы все -- поэты. Земля просыпается Городского человека по утрам чаще всего будит какой-нибудь шум: Нечасто приходится просыпаться от тишины. Да, да, от тишины! Вот как это бывает или, точнее, как было в то утро. Сон неуверенно и медленно уходил от меня. Организм привык, чтобы его что-то взбудоражило и разом стряхнуло сон.

А тут -- тишина. Неуверенно открыл глаза и увидел над головой зеленый куст ивы, усыпанный каплями росы. Трава, цветы опились за ночь влагой, поникли их стебли и головки. Они тоже отдыхали, ожидая солнца. Над водой снежной поземкой летели клочья тумана.

Задевая кусты, туман застревал в них, густел, как бы окуривая зелень густым дымом. Молчали птицы, молчали кузнечики, даже рыба спала и не играла на плесе. Сон и туман окутали все вокруг. Однако рыбаку спать в такое утро -- непростительный грех. Хочу толкнуть товарища под бок, но он тоже смотрит во все глаза, смотрит, слушает. Я бегу по траве, к берегу, оставляя за собой темные полосы.

Сапоги мои блестят от росы. Сонный окунишка запутался в траве, забился в панике, выкинулся на кочку. Он растопырил все колючки, готовый защитить свою маленькую жизнь.

Но никто на него не нападал, и он бочком, бочком соскользнул в воду да как помчится по самому верху, прочеркивая гладь воинственно поднятым гребешком. И вот мы снова среди плеса, немножко вялы со сна. Лодку кружит и медленно несет по течению. На тройнике усом висит трава, блесна не играет. Отцепляю траву, замахиваюсь для второго заброса, но слышу тихое: Я вглядываюсь пристальней и вижу парочку уток, ту самую, видать, что пролетала вечером над нами.

Селезень, поистративший свою весеннюю красоту и изрядно отощавший, без всякой опаски кормится, то и дело погружая в воду голову. А утка окунется, почавкает и тут же озирается, покрякивая. Можно даже догадаться, о чем она говорит своему непутевому супругу.

Дескать, вечно вы, мужики, такие. Ни заботы, ни печали. Поесть, выпить да выспаться всласть -- вот и вся ваша забота. А нам приходится крутиться как заведенным: Селезень вынул из воды голову, крякнул раздраженно, не переставая закусывать, и мы поняли это так: Срок охоты кончился, а ты все еще трусишь! Он, браконьер-то, не больно сроки признает", -- отвечала рассудительная и недоверчивая утка. Так они перебранивались между делом, а нашу лодку наносило все ближе и ближе на куст.

Нелегкая у нее доля. Супруг утки действительно худой помощник и страшный эгоист. Он франт не только по виду, но и по духу. Если уж он завел жену, то требует от нее полной и безраздельной любви, заботы и внимания. Он даже не хочет знать никаких родительских обязанностей.

Если заметит, что утка вьет гнездо -- раскидает его и утке трепку задаст. Вот утка и ублажает его, караулит на кормежке, потом на ночевку определит и клювом ему все перышки переберет, весь гнус из них вычистит и жиром смажет.

А когда супруг благодушно уснет, она потихоньку уйдет в кусты и скорее гнездо делает. Не дай Бог, если супруг обнаружит яйца или даже утят, -- все расклюет и детей не пощадит.



руками своими для груба дачи


Право же, есть доля справедливости в том, что весной разрешают бить селезней, а не уток. Этакому утиному "стиляге" место в похлебке. Лодка у самого куста. Утка заметила ее черный силуэт, выдвигающийся из тумана, отчетливо крякнула и побежала по воде возле стенки осоки. Селезень бестолково огляделся и, видимо, не совсем уразумев, в чем дело, ринулся за ней.



руками дачи своими груба для


Парочка взметнулась над черемушником и ушла от реки, на лесные озера. Летняя гроза Мы так увлеклись рыбалкой, что не заметили дождя, мелкими шажками подкравшегося к нам из-за леса.

Он густел, расходился, и вскоре на протоке сделалось тесно от пузырьков, которые, не успев народиться, лопались и расходились кружками. Дождь был так густ, что ветер не мог пробраться сквозь него и сконфуженно залег в лесу.



Груба для дачи своими руками видео




Мы заторопились и поплыли к островку, где был хвойный лес, окруженный со всех сторон покосами. Схватили рюкзаки и бросились к пихтам.

Под ними лежала рыжая сухая трава. Дождь сюда не проникал. Но мы уже вымокли и продрогли. Однако надо было разводить костер. И с великим трудом мы его развели. А дождь прибавлял прыти. Огромная черная туча наползала на реку, и в одну минуту стало темно. Затем дождь разом прекратился. И тут же порывы ветра понеслись по реке, морща и волнуя воду.

Сверкнула нервная молния, прогрохотал гром, и ветер опять сник. Только крупные капли, скатываясь с мокрых смолистыx ветвей пихт, звучно шлепались о широкие, сморщенные листья чемерицы, уже пустившей по четвертому побегу, да с той стороны реки доносилось тревожное блеяние коз, пасшихся по лесу. Они прошивали насквозь темную тучу яркими иглами и втыкались в вершины гор, то отчетливо видных, то исчезавших во мраке.

Гром грохотал почти беспрерывно. Мы ждали бешеного ливня. Этот хвост чисто смел все на своем пути. Снова появилось голубое небо с умытым и довольным ликом солнца. И разом ожило все вокруг: Она уползала за перевалы и все еще метала яркие стрелы, но звуки грома до нас уже не доносились.

Зеленые звезды Шагаем с приятелем по берегу Койвы -- притока Чусовой. Леса еще в зелени, еще по берегам щетинится густая осока, на прибрежных озерах не закрылись зеленые ладошки кувшинок, еще вчера тянулась длинными нитями в воздухе паутина -- и на тебе -- снег! Сквозь тихую, снежную завесь мир кажется оробевшим, и мелькают, мелькают блики зелени. А вон впереди, в неподвижном белом царстве заполыхали огоньки.

Подходим ближе и видим запламеневшую рябину. Пугливое дерево -- рябина, оно раньше других почувствовало приближение снега и поспешило окраситься осенним цветом. С грустным шорохом опадают багровые розетки с рябин и одиноко, печально светятся на белом, но еще не ослепительном снегу. Холода-то настоящего еще нет, и снег не серебрится. По вот поредел снег. Больше зелени перед глазами, и наконец мы видим лес, небо, хмурое небо в мохнатых тучах, меж которыми лишь кое-где видна бледная просинь.

Па берегах бело, и оттого река кажется темной, неприветливой. Тени скал в ней не отражаются, как летом. Утки тронулись в путь. Летят низко над рекой, большими стаями.

Садятся на голые обмыски, прячут головы под крыло. Снег быстро тает, на глазах оголяются бугорки, с зеленых листьев берез и мягких лап пихтача падает густая громкая капель. Весь лес заполнен шорохом, щелком и треском. Перед нами огромные зеленые звездыТакие звезды возможно увидеть только в лесу и только после ранней выпадки снега. И еще такие звезды можно увидеть в мороз на окне, сказочные звезды папоротника, только звезды те меньше и белые они.

А здесь они раскидистые, зеленые. Рос папоротник развалистым пучком. Пал на резные листья тяжелый снег, приклеил их к земле. Распростерлись зубчатые, огромные звезды таинственного, сказочного папоротника. Я как-то слышал, еще в детстве: Сейчас, глядя на волшебные звезды, я верю этому. Я верю всему, что связано с лесом. Падение листа Я шел лесом, затоптанным, побитым, обшарпанным, в петлях троп и дорог. Не колесом, а плугом вроде бы ездили здесь, вроде бы воры-скокари ворвались в чужой дом среди ночи и все в нем вверх дном перевернули.

И все-таки лес жил и силился затянуть травой, заклеить пластырем мхов, припорошить прелью рыжих гнилушек, засыпать моросью ягод, прикрыть шляпками грибов ушибы и раны, хотя и такой могучей природе, как сибирская, самоисцеление дается все труднее и труднее. Редко перекликались птицы, лениво голосили грибники, вяло и бесцельно кружился вверху чеглок. Двое пьяных парней, надсажая мотор, с ревом пронеслись мимо меня на мотоцикле, упали по скользкому спуску в ложок, ушиблись, повредили мотоцикл, но хохотали, чему-то радуясь.

Всюду по лесу чадили костры и возле них валялись наехавшие из города труженики. Была середина воскресного дня. Разгоняя гиподинамию, горожане рубили, пилили, ломали, поджигали лес, притомились уже и загорали под солнцем, с утра скрывшимся за такой громадой туч, что казалось, и месяц, и год не выпростаться ему оттуда. Но совсем легко, как бы играючи, солнце продрало небесное хламье -- и скоро ничего на небе не осталось, кроме довольного собою, даже самодовольно бодрого светила. Впереди, чуть выдавшаяся к дороге, стояла некрупная, коленом изогнутая черно-пегая береза, вся прошитая солнцем, трепещущая от тепла, истомы и легкого, освежающего дуновения, происходящего в кроне, наверное, это и было дыханием самой кроны.

Горькой струей сквозящую печаль донесло до меня -- так может пахнуть только увядающее дерево, и не слухом, не зрением, а каким-то, во мне еще не отжившим, ощущением природы я уловил неслышное движение, заметил искрой светящийся в воздухе и носимый воздухом березовый листок. Медленно, неохотно и в то же время торжественно падал он, цепляясь за ветви, за изветренную кожу, за отломанные сучки, братски приникая ко встречным листьям, -- чудилось: Словно учуяв тепло, лист зареял надо мной и недоверчивой бабочкой опустился на ладонь.

Растопорщенный зубцами, взъерошенный стерженьком, холодящий кожу почти невесомой плотью, лист все еще бо- ролся за себя, освежая воздух едва уловимой горечью, последней каплей сока, растворенной в его недрах. Упругости листа хватило на полминуты, не более, жилы и жилочки его ослабли, распустились, прогнулся серединой лист и обрывком искуренной бумажки расклеился на моей ладони. Обшаривая глазами березу, в чуть колеблющейся, как бы случайно здесь присутствующей, тонкой нити я обнаружил не прочерк, не проседь, а слегка лишь приморившуюся струйку зелени.

Там, вверху, в зеленой березовой семье, жил и этот листок, величиною с гривенник. Самый маленький, самый слабый, он не удержал своей тяжести, у него не хватило силы на все лето, и суждено ему было первому подать весть о надвигающейся осени, первому отправиться в свой единственный, беспредельный полет Как он пробудился и занял свое место в лесу?

Не замерз весною, не засох в июльской жаре? Сколько сил потратила береза, чтобы этот ее листок выпростался из немой, плотно заклеенной почки и зашумел веселым шумом вместе со всеми листьями, стал частицей того мира, в котором с таким трудом прорастает и утверждается все доброе, нужное, а злое является вроде бы само собою и существует, совершенствуется в силе и наглости.

Земля наша справедлива ко всем, хоть маленькой радостью наделяет она всякую сущую душу, всякое растение, всякую тварь, и самая бесценная, бескорыстно дарованная радость -- сама жизнь! Но твари-то и, прежде всего, так называемые разумные существа не научились у матери-земли справедливой благодарности за дарованное счастье жизни. Людям мало просто жить, просто радоваться: Их были тысячи и тысячи, ублюдков, психопатов, чванливых самозванцев.

И все они, начиная от инквизитора Торквемады, дубиной проламывавшего неразумным черепa, чтобы вбить в них самую справедливую веру в Господа Бога, от конквистадоров, миссионеров и всевозможных благодетелей, пекшихся о "свободе" и "чистоте души" человеческой, до припадочного фюрера и великого кормчего, -- упорно пытались искоренить "людские заблуждения".

Всего лишь миг космического времени разделил Божьего слугу с Пиренейского полуострова от современных чванливых сверхвождей, но эти вместо Бога вбивали уже себя, и не дубьем -- новейшим оружием и всею той же, вроде бы ветхой, однако во все времена пригодной моралью: Повторялись "благодетели", повторялся смысл и дух новых нравоучений, от которых все так же отвратительно смердило древней казармой и балаганом, но лист, оставаясь листом, никогда и ни в чем не повторялся.

Даря земле, тайге, березе и себе радость вечного обновления, он расцветом и сгоранием своим продолжался в природе.

Увядание его -- не смерть, не уход в небытие, а всего лишь отсвет нескончаемой жизни. Частица плоти, тепла, соков и этого вот махонького листа осталась в клейкой почке, зажмурившейся скорлупками ресниц до следующей весны, до нового возрождения природы. Падает лист, маленький, бледный. Наступает еще одна осень, всегда пробуждающая потребность в самоочищении. Пройдет неделя-другая, и всем ударам себя подставившая придорожная береза отодвинется от леса, от мира, от людей.

Да, она будет стоять все тут же, все так же, на виду, и в то же время сделается отчужденной, в себя самое погруженной, и лес по горам оцепенеет в неслыханно ярком наряде, все силы, всю свою мощь, всю тихую тайну выставив напоказ.

Скорбь уходящего лета напомнит нам о наших незаметно улетающих днях; что-то древнее, неотступное стронется в нас, замедлится ход крови, чуть охладится, успокоится сердце, и все вокруг обретет иной смысл и цвет.

Нам захочется остановиться, побыть наедине с собой, заглянуть в глубину себя. Но и это робкое желание невыполнимо. Мы мчится, бежим, рвем, копаем, жжем, хватаем, говорим пустые слова, много, очень много самоутешительных слов, смысл которых потерян где-то в торопливой, гомонящей толпе, обронен, будто кошелек с мелочью.

Воистину как в шотландской пословице: Притихли леса и горы. Воссияло всей глубиной небо, чтоб отражение листа в нем было нескончаемо, чтоб отпечатался его лик в беспредельности мироздания, чтоб сама земля, приняв форму листа, похожего на слабое человеческое сердце, легко и празднично кружилась среди звезд, планет и там продолжилась в стремительном движении неведомых нам миров.

Лист еще жил, слабо дыша воедино сплетенными жилками, однако не впитывал света, тепло солнца не проникало в глубь его. Все силы листа растратились на чуть желтоватый, бледный цвет, на этот краткий и бесконечный миг падения к подножию дерева. И возникла простая и такая будничная мысль: Сколько произошло радостей, любви, горя, бед?

Сколько пролилось слез и крови? Сколько свершилось подвигов и предательств? Я понял, что мне незачем ее видеть, это ничего не изменит, а прощальный поцелуй не обогатит моих воспоминаний, и нам будет потом только сложнее расстаться. Все делается к лучшему! К тому же, если бы я не проскакал верхом и не прошел на обратном пути пятнадцать верст, мне бы и в эту ночь не удалось сомкнуть глаз.

Какие особенности лермонтовской прозы проявились в данном тексте? Создавая своего героя, Лермонтов хотел показать портрет пороков всего общества. Роман отличается тонким психологизмом, и данный отрывок не исключение. Лермонтову интереснее не поступки героя, а его внутренние переживания.

Иногда прославленную русскую церковь уподобляют лучистой звезде, что плывет в бесконечность мироздания. Трудно сказать, когда лучше всего смотреть на храм Покрова на Нерли: На рассвете, когда утренние лучи освещают заречные леса, от всплесков светотени стены храма словно колеблются, светлея час от часу. Храм возвышается среди волн, как белый лебедь. Течет река жизни, уносит годы и столетия, а белый лебедь все плывет среди неоглядных просторов.

Отмечаемый, когда полевые работы были уже закончены и начиналась пора свадеб, Покров был праздником урожая. К тому же еще с языческих времен была очень почитаема Дева-Заря, которая расстилала по небу свою розовую фату, прогоняя всяческое зло.

Храм стоит на холме, а вниз простираются луга с травами и цветами, которые, как ковер, ведут к храму. Холм перед храмом усыпан золотыми листьями. Каждый год у подножия храма умирали цветы и травы. Звериные и человеческие рельефы, порталы, украшенные резьбой, недвижимо возвышаются над окрестностью. Покров на Нерли надо увидеть во время дождя, когда серая туча зависает над храмом, как будто бы хочет рассмотреть его поближе.

Зима обволакивает все деревья и кустарники белой бахромой, и храм растворяется в окружающей его белизне. Белые припорошенные деревья походят на цветущие вишни. Своды храма по-прежнему полны жизни и чувства. Храм построен в честь Изяслава, погибшего в сражении сына Андрея Боголюбского.

Возможно, юноша был похоронен на нерлинском холме или в храме. Какие чувства и мысли вызывает у вас описание храма Покрова на Нерли?

Благородные пропорции храма, отражающиеся уже восемь веков в воде, гармонируют с окружающим пейзажем — луговым раздольем. На рассвете солнечные лучи так освещают храм, что стены его словно колеблются, светлея час от часу. Течет река времени, проходят месяцы и года, а лебедь-храм все плывет и плывет среди неоглядных просторов. Невольно начинаешь задумываться о всем том, что происходило около стен храма на протяжении его истории Храм был построен в честь Покрова Богородицы.

По преданию она держала плат — покров, который защитил город от врагов. Покров был одним-из самых любимых крестьянских праздников на Руси. Звериные и человеческие рельефы недвижимо возвышаются над окрестностью. Зимой деревья и кустарники покрыты белой бахромой. Возможно, юноша похоронен на нерлинском холме или в храме. Расскажите о вашем любимом архитектурном памятнике. В первую очередь мне он нравится своим местоположением — у реки.

Храм огромный, и его видно за много километров, и даже многочисленные дома не загораживают его. В солнечный день его золотые купола блестят на солнце. Когда же подходишь ближе, храм еще больше поражает своими размерами, кажется, что он уходит в небо, что нет ему конца и за облаками. Также меня привлекает этот храм своей необычной историей. В году храм взорвали.

Тогда это безумное варварство не то чтобы не шокировало, но даже поощрялось многими людьми. Удивительно то, что храм восстановили всего за несколько лет уже в современной России. Наверное, никто не будет спорить, что сейчас храм Христа Спасителя — это символ возрождения нашей страны. Гумилева, который назвал ее своей ученицей. То были годы ее первых стихов и необыкновенных триумфов. С каждым годом Ахматова становилась все величественнее, и она не старалась, у нее выходило это само собой.

Замечательна и другая черта ее характера: Друзья знали, что если подарить ей красивую шаль, то через день или два она окажется на других плечах. Часто она расставалась с тем, что нужно было ей самой. Чайная ложка этого концентрата, разбавленного кипяченой водой, представлялась нашим голодным желудкам недосягаемо-сытным обедом.

Я от души позавидовал обладательнице такого сокровища. Было поздно, и гости, наговорившись, стали расходиться домой. Я почему-то замешкался и позже других вышел на-темную лестницу.

И вдруг — забуду ли я этот жест величественной руки? Напрасно я пытался отказаться, она захлопнула за мной дверь, и сколько я ни звонил, дверь не открылась. Таких случаев я помню немало. О каких чертах характера А. Ахматовой вы узнали из данного текста? Поражает, до какой степени была Ахматова бескорыстна. Она оставляла только те вещи, которые были ей по-настоящему дороги — книги ее любимых авторов и Библию.

По-видимому, она всегда думала о других, считала, что какая-то вещь нужна другому человеку намного больше, чем ей самой. При первом нашем знакомстве она была тоненькая и стройная и постоянно пряталась за мужа — молодого поэта Гумилева. Это были годы первых стихов и триумфов. Она не старалась быть такой, для нее это было естественно.

Была у нее и другая замечательная черта: Она удивительно легко расставалась с вещами. Я не помнил такого периода в ее жизни, когда окружавшую ее обстановку можно было назвать уютной. Она ценила красивые вещи, и иногда кое-что появлялось у нее дома, но вскоре снова исчезало. Она не хранила даже книги. Все, за исключением самых любимых, которые сопровождали ее повсюду, она, прочитав, отдавала.

Ахматова отдавала даже то, в чем сама сильно нуждалась. Я искренне позавидовал тогда обладательнице этой жестяной банки.

Как я ни отказывался, у меня не получилось вернуть подарок. Ахматова просто захлопнула дверь и не открывала ее. И таких случаев я мог вспомнить немало. Какую черту характера А. Ахматовой вы считаете самой яркой и почему? Мне кажется, что самая яркая черта характера Анны Ахматовой — это ее самоотверженность. Удивительно, что она могла отдать кому-то вещь, даже если самой она была нужна. Конечно, отдать только что прочитанную книгу или шаль можно, но ради другого человека во время голода расстаться с едой — это поистине героический поступок.

Ахматова очень любила людей, и эта любовь проявлялась не только в ее поступках, но и в ее стихах, которые и сейчас очень популярны. Первокурсник Ландау был самым молодым в университете, и сначала его это угнетало. Когда он шел по коридору, он поднимал плечи и опускал голову — ему казалось, что так он выглядит старше.

Ландау сразу втянулся в студенческую жизнь. Многие студенты учились и работшш. Он носил восточную тюбетейку и часто забывал снимать ее в аудитории, за что получал замечания. Тогда он решил для собственного спокойствия носить ее не на голове, а в кармане. Петр Петрович Лукин был яркой личностью. Лукин долго думал над вопросом Ландау. В аудитории стало очень тихо, все боялись пошелохнуться.

Потом Лукин попросил Ландау выйти к доске, которая сразу же покрылась математическими знаками. Лукин и Ландау начали спорить, и вдруг студенты догадались: Лицо у Льва было спокойное, у Лукина — взволнованное. Когда Ландау написал на доске вывод, лектор похвалил его, сказав, что тот нашел интересное решение.

Ландау в данном тексте? Немного рассеянный в жизни, он очень внимателен в учебе. Самое удивительное, что он оказывается прав! Но даже когда его оппонент признает свое поражение, Ландау не ликует от радости, он смущен. Мне кажется, что этот человек очень добрый и преданно относится к своему делу. Ландау был самым молодым студентом в университете, он этого стеснялся, и ему всегда хотелось выглядеть старше.

Лицам непролетарского происхождения стипендию не давали. Наконец он решил для своего спокойствия носить ее не на голове, а в кармане. Ландау был очень скромным, всегда помогал товарищам. Он не старался выделиться среди студентов, у него это происходило как-то само собой. Однажды на первом курсе у студентов вел лекцию профессор Петр Петрович Лукин. Лукин был грозой отделения. Лукин и Ландау долго спорили, когда студенты поняли: Напишите о своем впечатлении от рассказа о Л Ландау Мне очень симпатичен Ландау.

Он нравится мне и как ученый, и как человек. Несмотря на его мягкость, Ландау готов вступить в интеллектуальную схватку даже с очень грозным оппонентом, он готов отстаивать свою точку зрения.

Набегавший иногда ветер не проникал в открытые окна, он только шумел над соснами и проносил над ними кучевые облака. Чайковскому нравился этот старый дом, где пахло скипидаром и белыми гвоздиками, которые в изобилии цвели под окнами. Только одно раздражало в доме композитора: На каждую клавишу отзовутся сухие стропила, двери и даже старушка люстра, потерявшая половину из своих хрусталей, похожих на дубовые листья.

Самая простая музыка разыгрывалась в этом доме гак симфония. Чайковскому стало даже казаться, что дом уже с утра ждал, когда композитор сядет за рояль. Дом скучал без звуков. То тут, то там — то на чердаке, то в маленькой зале — кто-то трогал струну. Прислушиваясь к ночным звукам, композитор часто думал, что жизнь проходит, а то, что он сделал, всего лишь маленькая дань народу, друзьям, любимому поэту Александру Сергеевичу Пушкину.

Он жалел, что еще ни раз ему не удавалось передать тот легкий восторг от самых простых вещей: Нет, очевидно, ему это не дано. Он никогда не ждал вдохновения; он всегда работал, как вол, и вдохновение рождалось в работе. Пожалуй, больше всего ему помогали леса, тот лесной дом, где он гостил этим летом, просеки, заросли, заброшенные дороги, в чьих колеях, налитых дождем, отражался ночью месяц. Ему помогали печальные русские закаты и удивительный воздух.

Он отдал всего себя России без остатка — ее лесам, деревушкам, околицам, тропинкам, песням. Он должен добиться этого. Главное, не щадить себя. Мне кажется, что стиль данного текста — художественный. Это рассказ; его основная цель — воздействие на воображение, чувства и мысли читателей с помощью созданных образов. Для этого автор использует средства художественной выразительности: Автор также использует внутреннюю речь, что помогает читателям понять, что чувствовал Чайковский, и разделить с ним его переживания.

А может быть, от того, что стоял среди сосен, от которых все лето тянуло жаром. Да это ж такое везение, братцы,- Теперь я спокоен - чего мне бояться! Я долго крепился, ведь благоговейно Всегда относился к Альберту Эйнштейну. Народ мне простит, но спрошу я невольно: Куда отнести мне Абрама Линкольна?

Средь них - пострадавший от Сталина Каплер, Средь них - уважаемый мной Чарли Чаплин, Мой друг Рабинович и жертвы фашизма, И даже основоположник марксизма. Но тот же алкаш мне сказал после дельца, Что пьют они кровь христианских младенцев; И как-то в пивной мне ребята сказали, Что очень давно они бога распяли! Им кровушки надо - они по запарке Замучили, гады, слона в зоопарке! Украли, я знаю, они у народа Весь хлеб урожая минувшего года!

По Курской, Казанской железной дороге Построили дачи - живут там как боги На все я готов - на разбой и насилье,- И бью я жидов - и спасаю Россию! Ах, откуда у меня грубые замашки?! Походи с мое, поди даже не пешком Меня мама родила в сахарной рубашке, Подпоясала меня красным ремешком. Дак откуда у меня хмурое надбровье?


Разновидности

От каких таких причин белые вихры? Мне папаша подарил бычее здоровье И в головушку вложил не "хухры-мухры" Начинал мытье мое я с Сандуновских бань я, - Вместе с потом выгонял злое недобро. Годен - в смысле чистоты и образованья, Тут и голос должен быть - чисто серебро.

Пел бы ясно я тогда, пел бы я про шали, Пел бы я про самое главное для всех, Все б со мной здоровкались, все бы меня прощали, Но не дал Бог голоса, - нету, как на грех! Но воспеть-то хочется, да хотя бы шали, Да хотя бы самое главное и то! И кричал со всхрипом я - люди не дышали, И никто не морщился, право же, никто!

От кого же сон такой, да вранье да хаянье? Я всегда имел в виду мужиков, не дам. Вы же слушали меня, затаив дыханье, А теперь ханыжите - только я не дам. Был раб Божий, нес свой крест, были у раба вши. Отрубили голову - испугались вшей. Да поплакав, разошлись, солоно хлебавши, И детишек не забыв вытолкать взашей. Детям вечно досаден Их возpаст и быт,- И дpались мы до ссадин, До смеpтных обид.

Hо одежды латали Hам матеpи в сpок, Мы же книги глотали, Пьянея от стpок. Липли волосы нам на вспотевшие лбы, И сосало под ложечкой сладко от фpаз, И кpужил наши головы запах боpьбы, Со стpаниц пожелтевших слетая на нас.

И пытались постичь Мы, не знавшие войн, За воинственный клич Пpинимавшие вой, Тайну слова "пpиказ", Hазначенье гpаниц, Смысл атаки и лязг Боевых колесниц. А в кипящих котлах пpежних боен и смут Столько пищи для маленьких наших мозгов!

Мы на pоли пpедателей, тpусов, иуд В детских игpах своих назначали вpагов. И злодея следам Hе давали остыть, И пpекpаснейших дам Обещали любить, И, дpузей успокоив И ближних любя, Мы на pоли геpоев Вводили себя. Только в гpезы нельзя насовсем убежать: Кpаткий век у забав - столько боли вокpуг!

Постаpайся ладони у меpтвых pазжать И оpужье пpинять из натpуженных pук. Испытай, завладев Еще теплым мечом И доспехи надев, Что почем, что почем!


Ссылки

Дата : 2013
Операционки: Win XP, 8, 8.1,10,
Язык интерфейса: Русский Английский
Размер файла: 31.85 Mb




Блок комментариев

Ваше имя:


Почта:




  • © 2012-2017
    acacia29.ru
    Напишите нам | RSS фид | Карта